ПРОДОЛЖЕНИЕ (исправлено).

Легко видеть, что вершины такого рода кривых обозначают максимальное число индивидов со средним, для данной популяции, уровнем интеллектуального развития. В сторону идиотизма число индивидов падает; в сторону гениальности тоже. Гауссовы кривые показывают, что способные, талантливые и гениальные индивиды всегда составляют менее четверти любого народа. Когда отбор становится направленным в сторону числа продвинутых в интеллектуальном отношении индивидов, вершина кривой Гаусса сдвигается вправо, отражая это увеличение.

Широко известно, что евреи-ашкенази при своей относительно небольшой численности, долгое время не имея государственности, экономически паразитируя , обладают большим, относительно народов белой расы, количеством индивидов, способных к творческой деятельности.

История этого народа очень показательна. Сам процесс их выделения из группы родственных, одинаково развитых семитских племён (около 3000 лет назад) имел характер "интеллектуального отбора": евреем становился тот, кто имел абстрактное мышление, чтобы воспринять идею лишённого видимого образа, вездесущего единого Бога. За 2000 лет диаспоры, среди враждебных народов, при наличии религиозного запрета на смешанные браки, евреи-ашкенази прошли через очень жёсткий отбор: еврей с низким интеллектом не оставлял потомства, ибо не мог выжить! Евреи же восточной диаспоры, сефарды, не испытав такого отбора, были и остались среднего уровня семитским народом.

Своим существованием и историей евреи-ашкенази показывают, что эволюция продолжается, что дальнейшее интеллектуальное совершенствование индивидов - возможно, что механизм его всё тот же Дарвиновский отбор - повышение вероятности удачных генетических комбинаций в ряду поколений путём создания преимущества в размножении для продвинутых индивидов!

Из предыдущего должно быть ясно, что только таким образом направленный отбор, приводя к повышению информативности организованных систем, позволяет данному социуму даного вида оказаться на генеральном пути эволюции. Все остальные случаи ведут в разного рода эволюционные тупики, и это - вполне актуально для современных социумов человека различного национального и рассового состава.

В течении десятков тысячелетий существования нынешнего человеческого вида иерархические устройства социумов, при острой конкуренции, обеспечивало, по меньшей мере стабилизирующий отбор, сохранявший достигнутый уровень морфофизиологической организации индивида. В последние 200 лет технико-экономическое развитие, успехи медицины и здравохранения, при резком росте численности населения за счёт преимущественного размножения не самых совершенных индивидов, создали условия для настолько значительного ослабления действия механизма стабилизирующего отбора, что генетики ХХ-го столетия поставили вопрос об угрозе "генетической смерти" белой расы: морфологического вырождения, умственной деградации как результатов представления возможностей для жизни и размножения носителям неудачной мутации и рекомбинации генов. Спасение видится многими в развитии генной инженирии и евгенических проэктах. (Евгеника - направление теоретической медицинской гентики, предлагающее селекцию людей: выведение "пород" с заранее заданными свойствами).

Остановка формообразующего отбора, вплоть до смены его направленности - гораздо менее заметна. Какова вероятность появления и закрепления, в генофонде конкретного народа, удачных генетических комбинаций, отвечающих за интеллектуальные и творческие способности индивидов, показывает демографическая статистика.

В настоящее время, наблюдается тенденция в НАШЕМ народе: чем выше интеллектуальный уровень родителей, тем меньше число потомков!

Куда ведёт такая тенденция - понятно: число олигофренов неизменно растёт (см. статистику роста школ для умственно отсталых детей), и не только за счёт пьянства беременных и кормящих матерей или "матерей кукушек"; возрастание же количества просто глупых - статистикой не отражается: глупость относительна, а становясь массовой - не так заметна. Сдвиг кривой Гаусса влево (см.рис.4) - начался.

Генетически, картина появления удачных в обсуждаемом отношении признаков - столь сложна и калейдоскопична, что технические возможности развивающейся генной инженерии, в данном случае , можно оценить весьма пессимистически. Только очень серьёзная социальная перестройка может привести к ощутимым результатам.

На заре цивилизации технологические достижения, развитие экономики, обеспечение непрерывности передачи внегенетической информации - с появлением писменности - привели к формализации социумов при профессиональных политико-экономических специализациях индивидов, к разделению гомеостатических функций между социальными группами, к внушительному росту численности особей в крупных формализованных социумах и в связи с этим - к множественности носителей всех врождённых ранговых ступеней, включая потенциальных доминантов. Это было весьма значительным шагом на шкале социальной эволюции, шагом от классической иерархии в сторону квазиорганизма: степень социальной интеграции индивидов сильно увеличилась. При формализации социумов специализацию испытали функции поддержания целостности социума, защиты от внешней агрессии, осуществления внешней агрессии, территориальных захватов и грабежа, поддержания уже социально-экономических отношений господства подчинения; у ранних форм государств (государство с точки зрения социобиологии - формализованный социум конкретного народа; при наличии господствующей нации и подчинённых народов - имеет место "империя"), формировалась армия и стража, устанавливались способы формального доминирования и субдоминирования; начали складываться экономические классы как вид социальной общности, связанный с отношением к производству и распределению.

Прoцесс формализации социумов, растягиваясь на сотни лет и десятки поколений, сопровождался, в качестве более или менее сильной тенденции, по разному направленным внутри одного и тогоже формализованного социума, социально-гентическим отбором (формообразующим по своей сути).

Ранняя цивилизация могла возникнуть только при условии образовании сословия оседлых земледельцев, обеспечивающих пищей вершину формальной иерархии, создавая ещё большую возможность неким субдоминантным слоям - заняться накоплением и выработкой информации, совершенствованием технологий - творческой деятелностью (жизнь более продвинутых в информационном отношении, организмов - за счёт менее совершенных, более примитивных).

На подобном супра-w(e)- уровне формализованной иерархии более продвинутые индивиды, обладавшие врождённо более высоким уровнем ранговых притязаний, не оставались; оставшиеся же воспроизводительно замыкались сами на себя, так шло формирование сословия крестьян - трудолюбивых, с конкретным мышлением, непритязательных, склонных к подчинению.

Каждый человеческий индивид, в силу исходной для гоминид иерархической социальности, имеет ВРОЖДЁННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ РАНГ, в социально-психологических терминах лучше всего выражающийся и определяющийся через его "шкалу ценностей" и " уровень притязаний". Степень совпадений врождённого ранга с рангом данного индивида в данной формализованной социальной системе зависит и от устройства системы, и от специфических свойств идивида. С резким ростом численности населения вызванным расширеннием технико-экономических возможностей ( XVII-XX вв.), стала особенно наглядной свойственная формализованным социумам современного человеческого вида множественность носителей всех врождённых ранговых ступеней - от a до w.

Вопрос о врождённом социальном ранге каждого из наших современников вызывает эмоциональную напряжённую полемику при обсуждении: он находится в прямой связи со старым вопросом о роли наследственности и внешних, в том числе , воспитательных модифицирующих факторов в онтогенетическом развитии человека как особи некоего социума. Противоположные точки зрения: о решающей роли внешних воздействий, о врождённости, у ребёнка, только эгоистических, общих с детёнышами любого позвоночного, инстинктов, вплоть до восходящего, скажем, к французским просветителям XVIII в. идеи о врождённом (генетическом?!) равенстве (идеи "равенства" значительно древнее...), имеют большоё число приверженцев в отечественных интеллегентских кругах.

Ранее упоминалось о том, что, врождённые социальные инстинкты у самцов-приматов высших рангов бывают настолько выражены, что могут подавлять инстинкты самосохранения. Доминанты и субдоминанты в стаях некоторых приматов, например, прекрасно зная расстояние поражение огнестрельного оружия загонщиков-людей, останавливаются , чтобы поднять обронённого во время панического бегства детёныша самки любого ранга; этот вариант поведеня риска - уже не связан напрямую с активной добычей информации и агрессией. Такого рода героическое поведение - инстинктивно, оно определяется высоким врождённым рангом: герои-доминанты оставляют много потомства, обладая высокой конкурентноспособностью как самцы, несмотря на то, что чаще гибнут в раннем возрасте; наличие большого количества "героических" доминантов даёт преимущество социуму в целом. Сторонникам противоположной точки зрения предоставляется возможность поискать "воспитательные" источники столь благородного поведения самцов павианов! Необъяснимое, с точки зрения школьной биологии, с позиции современной отечественной педагогики и других дисциплин, ничем иным, кроме целенаправленного воспитания, героическое поведение людей, рискующих и жертвующих жизнью во имя своего народа - во время войн и стихийных бедствий, во имя науки, при защите детей, женщин и просто слабых существ, обусловлено в действительности теми же социальными инстинктами, что и у предков приматов, гнездящимися в подсознании, неразрывными с высоким врождённым социальным рангом. Эгоистическое поведение индивидов низких врождённых рангов, на языках всех народов называется низменным не случайно: благородство и подлость - противоположные этические понятия, которые характеризуют именно социальное поведение индивида.

Логически невыводимый, коренящийся в подсознании, этический комплекс индивида обуславливается мозаикой генов его родителей и предков с обеих сторон; норма социальной реакции устанавливается на базе социальных инстинктов под воздействием воспитани: из предлагаемых этических вариантов ребёнок совершает подсознательный выбор, которым и определяется его врождённый социальный ранг. (Так, усиленно насаждаемая в отечественных школах сталинкого времени этическая формулировка: "расскажи начальнику честно о плохом поступке товарища, донеси, его накажут - он исправится, тем самым ты будешь его настоящим другом" - нигде и никогда не имела 100%-го успеха, даже среди мальчиков 7-10 лет, что может служить показателем наличия врождённого отвращения к такого рода поступкам). В то же время следует помнить, что, как и у всех высших позвоночных, у людей генетически обуславливается только сама способность к восприятию и обработке внегенетической информации: описанного рода программы нуждаются в "воспитательном" воздействии извне для своей реализации.

Формализация социумов привела к возможности использования чисто интеллектуального потенциала, не всегда коррелирующего с высоким врождённым рангом, для имтации поведения, соответствующего более высокому врождённому рангу, с целью обрести более престижное место в формальной иерархии. Такого рода "высокий" уровень притязаний, побуждающий к имитации, внутренне мотивируется не поиском возможностей более масштабной деятельности в патриотических, научно-технических, экономических целях, а поиском вариантов потребления более предпочитаемых продуктов и предметов. Власть психологически воспринимается имитаторами ранга не как нечто естественное для себя, не как социальная ответственность, а как результат хитрой интриги, как источник наслаждения самой властью над другими, тешащий их комплекс неполноценности, обусловленный полуосознанием собственного низкого врождённого ранга.

С формализацией социумов, в ходе функциональной специализации индивидов, очень рано возник институт носителей власти - формальных доминантов и субдоминантов. В разных вариантах социального устройства складывались разные формы передачи власти: наследование, выборность, захват; структуры государства усложнялись. Прямое наследование формального ранга родителей - в условиях формализованного социума с достаточно развитой экономикой и государственностью - служило и служит до сих пор тормозящим социальное развитие фактором большой силы: оно приводило и приводит к значительному разрыву между врождённым и формальным рангами индивидов, которое оказывает деструктивное воздействие на стабильность и потенциал данного социума. Вспомним, что в естественной иерархии потомки сохраняют ранг родителей лишь до определённого возраста; затем их ранг зависит уже только от их собственных индивидуальных особенностей и характера проявления врождённых социальных инстинктов, т.е., может меняться в любую сторону; не следует забывать и того, что формальная иерархия складывается на фоне множественности индивидов всех врождённых ранговых ступеней. Поскольку врождённый ранг определяется мозаикой генов предков с обеих сторон, потомок формального доминанта, обладавшего совпадением врождённого и формального рангов, может этим совпадением и не обладать (Пётр I и царевич Алексей).

Представляется очевидным, что стабильным,т.е. имеющим высокую степень надёжности гомеостаза, формализованным социумом, создающим преимущества в размножении для информативно продвинутых индивидов и имеющим, вследствии этого шансы на эволюционный прогресс на генеральном направлении, будет тот народ, то государство, которое добьётся совпадения врождённых и формальных рангов своих индивидов в наибольшей степени: обеспечит РАВЕНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ - продвижение граждан по иерархической лестнице формализованного социума только в зависимости от их собственных, индивидуальных, интеллектуальных и этических данных.

Выборность, демократия как политическая форма управления формализованным социумом, столь же несовершенна, в смысле эволюционных возможностей, как и автократия. Дело не только в возможностях ловкой имитации свойств личностей высокого врождённого ранга лидерами конкурирующих политических партий и группировок с целью эксплуатации естественного доверия избирателей.

древнеиндийская иерархия

древнеславянская иерархия

Российский этнокультурный комплекс - историческая реальность, понимание которой возможно также только на основе эволюционного подхода. Как стержневой русский этнос, так и остальные этносы этого комплекса в своём нынешнем состоянии - результат общей генно-культурной коэволюции в течение нескольких веков.

Своеобразие генофонда и этнокультуры русских не подлежит сомнению. Исторически сравнивая их генофонд с генофондами других европейских народов, можно констатировать, что их способность к творчеству во всяком случае, не ниже чем у других европейцев и, вместе с ними, уступает евреям-ашкенази лишь в области точных наук. Особенности этнокультуры и этнопсихологии русских, "загадочные" для их восточных и западных соседей, определились в ходе естественного отбора - на выживание - в течении трёх тысячелетий в условиях острейшей борьбы именно за существование в качестве одного из славянских этносов в специфическом геополитическом ареале - в одном из постоянно действующих очагов расо-этническкого противостояния и конфликтов.

Тысячелетие назад возникло вполне конкурентно-способное русское государство; его интегрированность как формализованного социума (централизованность и единство), исторически опережая складывание государств такого же типа у ныне ведущих европейских народов, впитала в себя как византийско-римскую имперскую тенденцию, так и влияние восточных деспотий. Исходно сословное государство и общество руских, укладываясь в общую для индоевропейских народов схему функциональных специализаций формализующихся иерархий (A - вожди; B - жрецы; C - воины; D - торговцы - ремесленники; Е- крестьяне), располагалось как социальное устройство где-то между классическим западным феодализмом и застывшей системой индийских каст. Своеобразие этнической истории и этнопсихологии русских отчётливо видно даже из самоназвания: "русский" - прилагательное, отвечающее на вопрос: "чей", а не "кто?". Русь была основана иноплемённой династией: само слово "русь" (от прилагательного "русый" означало не славянское происхождение) сравните "чудь" - от прилагательного "чудной", сословие профессиональных правителей и воинов, занявшее место славянских племенных князей и их дружин на обширной восточно-славянской территории расселения.

Навязываемое западом "экономическое видение мира" мешает адекватному восприятию геополитических реальностей и осознанию интересов собственного формализованного социума интеллектуальной элитой России. Экономические интересы и деятельность государства, предпринимательских и торговых объединений и частных лиц, представляя собой интересы и деятельность лишь одной из функциональных подсистем, обеспечивающей гомеостаз формализованного социума, не могут определять его стратегию как организованной системы в целом и не могут обеспечить её долговременную стабильность. Будучи гипертрофированы, они уже в настоящее время представляют собой угрозу самому существованию своего и окружающих формализованных социумов как организованных систем, человечеству как виду и другим высокоорганизованным формам жизни на планете.

История не даёт примеров долговременной стабильности формализованных социумов, деятельность которых определялась торгово- промышленными социальными группами. Вполне конкурентно-способное российское государство прошлых веков управлялось отнюдь не купеческим сословием, и психология купли-продажи и приумножения частной собственности отнюдь не была доминирующей в российском обществе.

Уже не в первый раз в отечественной истории из эволюционного социального и экономического тупика тоталитарной системы - из состояния формализованного социума; степень интеграции индивидов в котором находилась далеко выше точки социального оптимума, российский этно-культурный комплекс шарахнулся в другую крайность и снова, по принципу маятника прошёл эту точку. Устремлённое в "мировое сообщество" (несуществующее!), в мировой рынок, российское общество находится в диссоциированном состоянии, низкая степень интеграции индивидов подходило к точке анархии. Как и всякий другой в подобном состоянии, отечественный формализованный социум, к тому же пытающийся принять исторически и этно-психологически чуждую форму государственности - западную демократию - находился, одно время на грани распада - к выгоде мировых конкурентов. Всегда существовала естественная склонность определённой части населения к предпринемательству и торговле, к приумножению частной собственности, но ныне она выдвинулась как господствующая психологическая и ментальная установка, захлестнула управляющие структуры российской формализованной иерархии.

Распадающееся российское общество ещё может самоорганизоваться в некую близкую к оптимальной структуру, если вновь будут образованы функциональные социальные подсистемы, которые могут взять на себя повышение степени надёжности гомеостаза и поиск стратегически выгодного баланса экономического и политического направлений его развития.

Московское царство, Российская империя

Советская иерархия

При всём внешнем соответствии естественному иерархическому принципу, формальная иерархия чиновников, даже в классических западных демократических государствах, трудно поддаётся контролю с точки зрения соблюдения насущных и долговременных интересов формализованного социума как целого. Исполнительная же власть в современном российском государстве - в лицах носителей высшего и среднего формальных рангов управления - может представлять собой лишь научный интерес как яркий негативный пример, как результат почти 100-летнего пренебрежения здоровыми этносоциальными инстинктами и тысячелетней историей и культурой.

Ранее упоминалась возможность имитации благородных стереотипов поведения индивидами с достаточно высоким интеллектом, который не обязательно коррелирует с высокой врождённой этикой. Затруднить проникновение карьеристов и мздоимцев на ключевые управленческие уровни формализованной иерархии могут как очень жёсткие нормативные акты, определяющие служебную этику, так и создание специальной службы внутренней социальной безопасности, владеющей теорией и методиками определения врождённого социального ранга индивида.

Передставления об эволюции организованных систем позволяют осознать стратегические цели конкретного этнокультурного сообщества и его государства, но требуют весьма резких изменений в общественном сознании, в политических, экономических и этических установках существующего ныне формализованного социума.

В последние два столетия "информационного взрыва" европейская, российская и американская наука дала возможность существенно и резко изменить представления людей о своей собственной природе и Природе вообще. Стало достаточно ясным также и то, что психология большинства любого народа на безсознательном уровне отторгает жестокие выводы и рекомендации людей науки.

Вынужденная ориентироваться на большинство избирателей (людей среднего и ниже среднего интеллекта) формальная элита западных демократических государств делает вид, что не принимает всерьёз научных теорий и рекомендаций и, одновременно, столь же старательно делает вид, что разделяет примитивнейшие потребительские желания и нелепые верования своего, всё более деградирующего электората.

Психологически устремлённому к потребительскому комфорту и изобилию большинству любого народа (и российского тоже) средствами массовой информации продолжают прививаться ложные представления о "природном равенстве" людей, о "гуманизме как вселенском принципе, об особых свойствах человеческой природы, исходящих из её "божественного происхождения", о "неисчерпаемости" природных ресурсов, "всемогуществе" технологий, мировом рынке и "мировом сообществе", о "добрых пришельцах" из реальных и выдуманных миров...

Ряд современных геополитиков и теоретиков культуры вполне обоснованно утверждает, что ведущие западные демократические государства движутся в эволюционный тупик: их линия развития направленна на достижение материального и психологического комфорта индивидов, составляющих слабоинтегрированное общество непрерывного производства и потребления с рыночной экономикой, но подобно сообществам неразумных животных, не обладающие сознательной стратегией совершенствования социума как целого на фоне конечности планетарных ресурсов и необходимости поддержания биосферного равновесия.

Экономически процветающие в настоящее время западные этнокультуры увлекают на этот тупиковый путь и остальные расоэтнокультурные сообщества, в том числе и российское.

Представляется необходимым введение и постепенная формализация объективной и качественной оценочной общественной категории: степени информативности индивида - природного обладателя некой интеллектуальной собственности.

Вполне соответствует основному положению теории эволюции организованных систем (генеральное направление - приращение информативности индивидов и социумов) тот факт, что техносфера современных цивилизаций возникла, существует и развивается только благодаря открытиям фундаментальных наук, благодаря создателям новых технологий.

Однако, именно те индивиды, которые могут быть генераторами новой информации в современных формализованных социумах поставлены в условия , отнюдь не способствующие не только увеличению их численности, но даже сохранению такого рода генотипов в следующих поколениях.

Важнейший, стратегический параметр современного формализованного социума, залог его будущего, определяющий возможность прогрессивной эволюции, избежал формализации опять же по причине неравномерности прироста и однобокости используемого информационного массива; рост, в поколениях числа индивидов- генераторов новой информации не обеспечен строем ни политически, ни законодательно, ни экономически.

Степень информативности индивида, его интеллектуальная собственность должна быть отнесена к природным ресурсам данного расоэтнокультурного сообщества.

История и психология показывают, что творческие личности не могут не заниматься своим делом, даже живя в нищете; индивиду-генератору информации склонность к безделью чужда генетически: отсутствие возможности деятельности воспринимается им как наказание, даже при полнейшем материальном достатке.

Ранее традиционное уважение к носителям знаний и культуры, расшатаное в Х1Х в. субкультурой разночинцев, ненавидимое коммунистами, добивается ныне другими агрессивными субкультурами, как внутренними, возникшими в советское время, так и приносимые извне -"массовой культурой" "мирового сообщества" с eё культом обогащения, примитивного гедонизма и анархического насилия.

Тысячелетняя истори права - это истрия более или менее эволюционно удачных формализаций реально существовавших и существующих биосоциальных отношений внутри конкретных расо-этнокультурных сообществ и их взаимоотношений как макросоциумов. Однако, основополагающие правовые принципы, складывавшиеся тысячелетия назад, соответствовали представлениям людей того времени о своей собственной природе и об устройстве окружающего мира, отражая очень древнюю тенденцию отставания развития биологических и социальных наук от знаний в областях механики, физики, химии, математики, астрономии и от философских и религиозных обобщений (неравномерность прироста информационного массива).

При решении простейших вопросов, стоявших перед немногочисленным населением древнегреческого полиса или древнеславянского городка, демократия срабатывала: большинство людей обладает житейским здравым смыслом. Их формальное равенство - прямое избирательное право - не входило в противоречие с задачами, стоявшими перед столь несложным обществом в несложных ситуациях.

Современному многомиллионному этнокультурному сообществу демократия с прямым избирательным правом (один человек - один голос), с правами любой отдельной личности без учёта её социально-генетических характеристик - ничего, кроме нестабильности, умственного и физического вырождения, экологических бедствий, проедания стратегических ресурсов, геополитического и эволюционного тупика, дать не может: чем сложнее проблема, тем меньше количество людей спосбно её правильно решить!

Любое общество составляют люди, разные по своей способности к сознательному выбору! Может ли человек, путающийся в таблице умножения, иметь одинаковое значение волеизъявления с одарённым человеком, владеющим разносторонними знаниями и культурой - представителем естественной элиты - при решении кардинальных вопросов существования и стратегии совершенствования общества?

Формализация естественного различия граждан по способности избирать и быть избранными возможна лишь введением максисмально объективного показателя информативности индивида.

Как показывает на прилагаемом рисунке общая схема более или менее формализованной сословной иерархии функциональных подсистем социума неизменна.

Мыслимоя стратегически выгодная иерархия естественных сословий в современном формализованном социуме.

Для успешного продвижения на генеральном направлении эволюции формализованный человеческий социум, обладающий конкретными расоэтнокультурными особенностями должен максимально удовлетворять принципу Корелева: в каждом следующем поколени должно рождаться больше здоровых, красивых и умных детей.

Если конкретное политическое и экономическое устройство общества этому принципу не удовлетворяет, оно эволюционно-стратегически бесперспективно, сколько бы оно ни соответствовало абстрактным представлениям о равенстве, справедливости и гуманизме.

02.05.2000 г. /Мельников О.А./ (окончание)

ВЫХОД