[На главную] [Обсудить на форуме] [Обратная связь] [Новости] [В начало]

О.А. Мельников.

ЕСТЕСТВЕННЫЕ СОСЛОВИЯ СОЦИАЛЬНО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПСИХОФИЗИОМОРФОЛОГИЯ, ПОЛИМОРФИЗМ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ПОДСИСТЕМЫ ГОМЕОСТАЗА В СОЦИУМАХ ГОМИНИД

1. ИСХОДНАЯ ИЕРАРХИЯ ПРИМАТОВ

Представители (класс: млекопитающие, подтип: позвоночные, тип: хордовые) отряда приматов - обезьяны, родство с которыми так яростно отрицают духовные лица всех конфессий мира, и которое оспаривается различными плохо знающими биологию в пределах средней школы новаторами - ныне столь обычными авторами статей в популярных журналах - характеризуются, в том числе, и иерархическим устройством своих популяций, сложившихся при филогенетическом становлении этой ветви плацентарных млекопитающих.

Иерархия - пирамидальное устройство социума. На вершине социальной пирамиды, характеризуемой отношениями господства-подчинения, находится самец-доминант (индивид - a) на ближайших нижестоящих ступенях - субдоминанты b, g, d . Ниже следуют самцы ещё некоторого количества социальных ступеней - рангов. Основание пирамиды образуют самцы - Z ранга исключающиеся из размножения: ранг самок зависит от ранга самцов - чем выше ранг самца, тем больше у него преимуществ в размножении; самки с наименьшей предпочитаемостью достаются самцам ранга, предшествующего Z, сексуальная конкурентноспособность возрастает по направлению к вершине пирамиды. Роль сексуальных взаимоотношений в становлении приматов, очень велика. Сексуальное наслаждение, у них, становится ежедневной потребностью, сравнимой с пищевой. Отсюда - эмоциональное богатство высших приматов и их потомков - людей, сила и продолжительность их страстей и желаний, сложность подсознания. Зоопсихология, этология и биосоциология смыкаются здесь с учением З.Фрейда и эго последователей и подтверждают ряд их положений. Внешняя агрессивность, направленная на объекты вне социума, возрастает с высотой ранга;


Cоциальный ранг определяется степенью
обще-морфологического и информативно-
поведенческого совершенства особи.

внутренняя, направленная на выяснения ранг- ранговых отношений возрастает в сторону Z-ранга, достигая в последнем весьма высокой степени; чем выше ранг самца, тем более ритуализованный характер принимает агрессия вовнутрь.

Социальная установочность поведения как поведения в интересах социума увеличивается с высотой ранга; наиболее эгоистическим поведением обладают самцы w - ранга. Молодые особи, некоторое время сохраняют ранг матери, который при взрослении может меняться в любую сторону.

Cоциальный ранг определяется степенью обще-морфологического и информативно-поведенческого совершенства особи; активный поиск информации и склонность к риску - возрастают с рангом. Последнее имело огромное значение для морфологической и социальной эволюции приматов.

Также социальный ранг определяется, в конечном счёте, удачностью данного генетического варианта индивида. Само социальное устройство, в этом случае, в очень большой мере обеспечивает, даже при ослаблении внешних факторов, стабилизирующий отбор - за счёт сбрасывания генетически неудачных вариантов в Z - ранг и прекращение их участия в размножении (элиминация = генетическая смерть).

В связи с тем, что склонность к риску и активному освоению информационных ресурсов повышает ранг самца, иерархия, у приматов, обеспечивает и возможности формообразующего отбора в строну совершенствования органов обработки информации ( мозга) - также за счёт своего собственного устройства. Отсюда видно, что дальнейшее продвижение на генеральном направлении - для позвоночных животных с иерархическим устройством социума и развитой внегенетической передачей информации - вопрос наличия удачных преадаптаций и успехов в межвидовой и внутривидовой конкуренции.

Иерархия приматов характеризуется более высокой степенью интеграции индивида, нежели у других млекопитающих. В результате формообразующего отбора, замыкание положительной обратной связи между способностью к активному освоению информации и числом потомков, повышающим вероятность наследования этого признака, в ряду приматов повышается информативность: растёт способность индивидов к использованию и передаче внегенетической информации (идёт "интеллектуальная эволюция"). Комплексные преадаптации: связь повышенной сексуальности поведения с высотой ранга и, через неё, со становлением потребности в освоении новых информационных ресурсов, удовлетворение которой вызывает сильные положительные эмоции; сексуальная избирательность, как самцов, так в последствии и самок, создали условия для продвижения представителей приматов на генеральном направлении эволюции.

В рамках чисто социальной эволюции это включает отбор на социальные установки поведения индивидов, cтановящиеся на уровень инстинктов. Только у приматов социальные инстинкты, у самцов высших рангов, подавляют даже инстинкты самосохранения, когда поведению в интересах социума жертвуется жизнь. Существование и совершенствование такого поведения поддерживается и упрочивается самой структурой социума: "поведение риска" жёстко связано с внешней агрессивностью, с высотой ранга и числом потомков; сугубо же эгоистическое поведение связано с исключением из размножения.

В контексте данной статьи важно подчеркнуть, что психоморфологический облик любого конкретного представителя как неандертальской, так и современной, сапиентной ветвей человеческого эволюционного дерева генетически определяется расовыми, этническими, и сословными признаками. Доставшаяся в наследство от неандерталоидных предков ступенчатая сословная иерархия исходная для социумов современного человеческого вида, наиболее чётко была представлена у предков индоевропейских народов белой рассы: брахманы, кшатрии, вайшья, шудры.

С возникновением земледелия и скотоводства ступенчатая иерархия социальных функциональных подсистем приобрела те общие очертания, которые сохранились по сей день. Наиболее психоморфологическим неандертолоидным и наименее информативным становилось сословие оседлых земледельцев, обеспечивающее пищевыми ресурсами весь социум. Более сложные технологии производства предметов материальной культуры способствовали историческому складыванию более прдвинутому в информативном плане ремесленному сословию.

Рост численности индивидов и расширение контролируемых ареалов сделали распределение материальных ресурсов социума основной деятельностью торгового сословия.

Жрецы-хранители, накопители и генераторы информации, правители сохраняли своё господствующие положение образуя три высших сословия. Для этого требовалось наивысшая информативность и наиболее выраженные социальные инстинкты.

2. Эволюция гоминид. Биосоциология переходных форм и современных людей. Расоэтногенетические особенности. Формализация социальных подсистем.

Начиная эту главу, автор надеется что среди читателей не будет лиц, которые станут отрицать,что:


1) люди суть разумные существа;



2) человек и общество представляют собой
ОРГАНИЗОВАННЫЕ СИСТЕМЫ,
существующие и развивающиеся благодаря
использованию ИНФОРМАЦИИ;

3) на человека и общество полностью распространяются законы и механизмы ЭВОЛЮЦИИ ОРГАНИЗОВАННЫХ СИСТЕМ;

4) как морфологический, так и социальный ПРОГРЕСС человека и общества обуславливается ПИРАЩЕНИЕМ ИНФОРМАТИВНОСТИ, застой - отсутствием приращения, а регресс - прежде всего - уменьшением используемого информационного массива;


5) люди относятся к царству животных,
типу хордовых, подтипу позвоночных,
классу млекопитающих, отряду приматов
и родственны обезьянам;

6) исходная для человеческого общества, социальность есть ИЕРАРХИЯ, а отнюдь не "первобытный коммунизм";


7) люди и общество неразрывно
связаны с остальной биосферой
планеты биоценотически и
экологически;


8) ЗАКОНЫ ПРИРОДЫ НЕЛЬЗЯ
ИЗМЕНИТЬ, ИХ МОЖНО ТОЛЬКО
ИСПОЛЬЗОВАТЬ!

Учитывая отсутствие или крайнюю малоразвитость эволюционного мышления у большинства современных образованных русских людей, их весьма слабое знакомство как с теорией эволюции так и классической генетикой (не говоря уже о биосоциологии в частности теории социальной эволюции, расовой, этнической и социальной психологии и социальной генетики), приходиться начинать с исходного для человечества - (вида HOMO SAPIENS) устройства естественного социума-клана-иерархии в популяциях приматов, что было описано выше.




Когда пресс конкуренции лучше приспособленных к древестному образу жизни видов обезьян вытолкнули предков гоминид на окраину их ареала - влажного тропического леса, на границу саванны, их же собственное несовершенство как древестных форм позволило лучше передвигаться по открытым пространствам.*






(*правило эволюционного парадокса: именно проигравшие конкуренцию в данной среде, данном биоцинозе, виды получают шанс на повышение уровня организации, на стратегический эволюционный успех (эволюция "побеждённых" - см. Бауэр,1935 стр.201).

Они были вынуждены переходить к хищнечиству в саванне. Важнейшей морфологической преадаптацией для этого послужило формирование рук как приспособления к брахиации - передвижению среди ветвей деревьев. При переходе к наземному хищничеству руки дали возможность использовать камни и палки в качестве орудия охоты и войны между отдельными социумами при обострении конкуренции.

Иерархия, как таковая, явилась социальной преадаптацией к коллективной охоте (аналог: стая волков). Как более активный, охотничий образ жизни австралопитеков способствовал отбору на информативность. Современные родственники предков людей - человекообразные обезьяны, в искусственных условиях, проявляют в своих действиях низшие формы способности к выработке новой объективной информации: из палки и втулки собирают "длинную" палку и достают вожделенный банан. В их естественной, полудревестной жизни эта морфо-поведенческая преадаптация к примитивному мышлению проявлятся не может. Создание питекантропами грубых каменных орудий охоты и войны, технологии их производства - проявление имевшееся у их предков преадаптации к созданию новой информации, которая не может быть принята из окружающей среды - творчеству. Свойственый высшим приматам активный поиск информации, в сочетании с освободившимися от локомоторных функций манипуляторами- руками, привёл к возможности "эксперементировать", установлению в органе обработки информации, обратных связей между идеей, действием и результатом. Обмен такого рода внегенетической информацией, передача её из поколения в поколение, создали технологии производства и обеспечили сохранение выработанной предками информации.

Широкая адаптация охотников-питекантропов, их ,тогда оптимальная, социальная организация, позволила им , достаточно быстро, распространиться по Африке и Евразии. Они стали господствующими в биосфере видами: ни крупные хищники, ни огромные толстокожие травоядные - никто не мог противостоять социумуам питекантропов - они нападали согласованно, их (примитивнейшее) оружие поражало на расстоянии. Исследования на стоянках австралопитеков свидетельствуют, что их агрессивность доходила до канибализма.

Социальная эволюция кланов-племён питекантропов и их неандерталоидных потомков взаимообусловлена с их морфологической эволюцией как прямоходящих, вторично наземных приматов совершенствованием их индивидуальных систем обработки информации - приращением информационного массива, передаваемого, из поколения в поколение внегенетическим путём - устной речи и материальной культуры как сумме технологических, знаний, эмоций.

Оказавшись, по сравнению с другими приматами, в эволюционно более выгодном положении благодаря направленности формообразующего отбора в сторону увеличения, в социумах, числа индивидов, активно осваивающих информационные ресурсы, гоминиды стали господствующей группой видов тогда, когда отдельные индивиды оказались способны к генерации новой информации, а социальное устройство обеспечивало этим продвинутым особям - возможность оставлять большее количество потомков: так реализовывалась вероятность наследования такого признака, как способность к творчеству.

Высокая агрессивность питекантропов вела к острым формам конкуренции между их социумами при дележе охотничьих территорий. Именно эта острота обусловила непрерывность их эволюционного прогресса: в конкуренции побеждали социумы с оптимальной степенью интеграции индивидов с оптимальным сочетанием охотничьего, военного, технологического сотрудничества и внутрисоциальной конкуренции за воспроизводство, где продвинутые, в отношении способности к выработке новой информации - творческие индивиды приобретали высокие социальные ранги, обеспечивая большую вероятность наследования этой способности и улучьшения генофонда данного социума. Большее количество таких индивидов создавало более высокую вероятность изобретения новых технологий производства оружия, орудий труда, продуктов питания, а более совершенные технологии обуславливали успехи в конкурентной борьбе с другими социумами.Налицо - положительная обратная связь, присущая формообразующему отбору, направленному в сторону повышения информативности систем: индивида и социума, когда именно повышение информативности приводит к увеличению степени надёжности гомеостаза того и другого, повышению вероятности их дальнейшего существования.

Сами технологические процессы , трудовая деятельность, приводя к созданию отсутствовавших в природе предметов, продуктов питания, освоению новых энергетических ресурсов и ресурсов времени,создавали новые информационные масивы, давали материал для нового творчества; так замыкались новые обратные связи на путях информативного прогресса и социального политического, экономического,так возникла их слитность с ходом эволюции социумов человека.

Опосредованно под действие отбора попадали и сами социальные отношения, характеризовавшие конкретные социумы людей. Менялась степень интеграции особей и поколений, появлялись удачные варианты усложнения социумов - различные социальные субструктуры: социально-генетические сословия, брачные классы, роды, полигамные и моногамные семьи (иерархия семей). Такого рода эволюция приводила к дифференциации социально-генетических сословий внутри кланов-племён путём формообразующего отбора: к появлению функциональных подсистем, к "разделению труда" по обеспечению гомеостаза, включая сюда и выработку новой внегенетической информации в процессе творчества.

На фоне сохраняющейся типичной для приматов многоступенчатой иерархии индивидов A - Z рангов, складывались сословные слои:

1) Правители (князья) - (A);

2) Хранители и созидатели внегенетической информации (учёные,жрецы) - (B);

3) Воины-охотники - (C);

4) Производители предметов материально-энергетической культуры (ремесленники, хранители огня, собиратели) - (D).

Следы наличия неандерталоидных генотипов в четырёх, хотя и расплывчатых, но типических сочетаниях параметров морфологического телосложения и внешнего облика, характера и темперамента, мотиваций и стереотипов поведения вообще и вариантов проявления социальных инстинктов, в частности, эмоциональных палитр и эстетических предпочтений, степени интеллектуальности и наличия-отсутствия способности к творчеству - всё это укладывается в четырёхчленную психофизиологическую таблицу и морфологическую типологию уже современных людей, известную, в этом отношении, у белой европеоидной расы.

Описываемые приведёнными в табл.1 признаками четыре психофизиологических конституционно-морфологических социально-поведенческих генетически определяемых сословия неандертальской иерархии, сложившейся за 700-800 тыс.лет существования неандерталоидов прослеживается в виде не чётких, но численно совпадающих комбинаций этих признаков, количественно в разной степени выраженных у всех рас, этносов, сословий составляющих современный человеческий вид.

Социальный полиморфизм неандерталоидов, их сложившаяся за сотни тысяч лет кланово-племенная иерархия: функциональные подсистемы - социально-генетические сословия морфофизиологически и поведенчески отличающиеся друг от друга - есть единственное мыслимое объяснение наличия вышеописанных четырёх довольно различных генетически обусловленных психо-морфо-физио-типов телосложения и социального поведения у всех современных людей - потомков неандертальцев. Представляется достаточно очевидным, что исходное для человечества устройство естественной иерархии - её социально- генетическое и психофизиологически-морфологическое выражение большей или меньшей продвинутости на генеральном эволюционном пути приращения информативности - от неандерталоида - к человеку - до сих пор сохраняет своё влияние на фенотипы и социотипы современных людей всех рас и народов. Представляется очевидным, что, широко распространившись по Африке и Евразии, популяции неандертальцев за сотни тысяч лет своего существования, приобрели достаточно резкие расовые, а возможно даже видовые различия (например, лесные неандертальцы ледниковой Европы - коротконогие, длиннорукие, с массивным горилоподобным телосложением исчезли ок. 25000 лет назад).

Археологические данные, географическое распространение, время существования и биоцинотическая принадлежность непосредственных предков человечества - т.н. "продвинутых" неандертальцев, отличавшихся морфологически от классического неандертальского типа более лёгким (ювенильным) телосложением, более длинными ногами (высокими) - и соответственно, способностью к длительному охотичьему бегу, а это около 100-80 тыс.лет назад - Северная Африка (цветущая саванна прото-Сахара) нагорья Малой Азии и Среднего Востока, цветущие степи тогдашней Средней Азии, Северного Причерноморья и Предкавказья - всё это позволяет довольно отчётливо представить себе внешний облик наших палеолитических предков, устройство их социумов, особенности их материальной культуры; а это означает, что мы можем понять ход формообразующего отбора от племени через расу - к новому виду. Нетрудно заметить, что, в эволюционном переходе от классических неандертальцев - к продвинутым, произошли последние внешние заметные изменения в строении скелета, пропорциях конечностей и конфигурации костей черепа - в сторону типичного представителя человеческого вида. К сожалению неравномерное приращение информационнного массива - характерное для европейской науки, обусловило и то обстоятельство, что биологи-эвоолюционисты, начиная с Дарвина -Уоллеса и вплоть до 70-х годов ХХ-го века, не имели чётких представлений о социальном аспекте морфологической эволюции организованных систем вообще. Термин "социобиология" в 30-х годах появился в русской научной периодике, но лишь в 60-70 годы в работах Уилсона (США) и Гуральника (Израиль) была подчёркнута роль социальности, даны представления о социальной эволюции вообще (Гуральник) и генно-культурной коеволюции предков человека (Уилсон). Большинство современных исследователей считает неандертальцев и современных людей не более чем подвидами одного и того же вида. Не вдаваясь в тонкости эволюционной систематики, нужно отметить, что вышеприведённая схема наглядно показывает переход от классических к продвинутым неандертальцам, причём новостью для немногочисленных ныне учёных-эволюционистов здесь явится социальный аспект этого перехода.

За сотни тысяч лет существования неандертальцев древнекаменного века в их социумах, на фоне общей для приматов многоступенчатой иерархии, сложились социально-генетически очерченные и функционально-морфологически обособленные социальные подсистемы - сословия, различающиеся по своей численности - в зависимости от их роли в обеспечении гомеостаза социума как организованной системы.

Индивиды: a и b - рангов составили очень небольшое по численности сословие правителей (А);

g и d - хранители внегенетической информации (позднее жрецы) (В);

e - самое численно большое сословие, учитывая материальную культуру древнекаменного века, мыслимо только как воины-охотники, совмещавшие тогда три основные функции защиты-нападения, ресурсодобычи (С);

D) менее многчисленное сословие производителей предметов материальной культуры - ремесленники, стоявшие на супра-w уровне тогдашней иерархии представляли подсистему внегенетического воспроизводства технокультуры (D).

Социально-морфологический полиморфизм неандертальцев в той их эволюционной ветви, что привела к выделению ныне господствующего вида Homo sapiens, имел и информативно-психологический, и физиологический, и эволюционно-онтогенетический аспекты; роль полового отбора в ходе такого рода эволюции также была очень велика; автор даже готов рискнуть назвать это эстэтическим отбором, пользуясь неакадемичностью данной публикации.

В истории формирования представлений об эволюционной линии: дриопитеки - австралопитеки - питекантропы - неандертальцы - люди есть ряд странных моментов, ряд вопросов, без вразумительных ответов на них.

Среди плацентарных млекопитающих только среди людей есть такое явление, как рождение 7-ми месячного детёныша при нормальном сроке беременности 9 месяцев. Почему?

Почему 7-ми месячные дети нормально развиваются и все их генетически определяемые признаки подчиняются всё той же Гауссовой кривой нормального распределения, что и у 9-ти месячных?

Почему, в случае рождения 8-ми месячного ребёнка почти неизбежен летальный исход? И почему именно 8-ми месячный человеческий эмбрион покрыт шерстью с головы до ступней, а 7-ми месячные и 9-ти месячные дети имеют нормальное для людей волосяное покрытие - волосы на голове - имеющие тенденцию быть длинными, опушенный "треугольник" в области крестца и, иногда для детей представителей белой расы, выпадающие в первые дни постнатальной жизни - редкие, довольно длинные волосы вокруг сосков? Что помешало такой конфигурации полипараметрического естественного отбора, при которой, при расселении в более умеренные и холодные климатические зоны планеты, пошло бы усиление остевого волосяного покрова тела и тёплого подшёрстка, подобно тому, как это имело место у мамонтов, шерстистых носорогов, яков, северных оленей, японских макак?

Можно сформулировать ряд предположений, позволяющих очертить мыслимый ход эволюции "в сторону сапиентности" при конфигурации полипараметрического естественного отбора.

1) В эволюционно-онтогенетическом аспекте - это, несомненно дезэмбрионизация (рождение менее близкого по всем параметрам, к дефинитивной взрослой форме, детёныша) или ювенилизация - неотения - наступление полового созревания до завершения процессов морфогенеза предковой формы.

Отсюда тенденция к сокращению сроков беременности, рождению матерью-девочкой легко носимого плода "на бегу",- 7-ми месячного, до появления взрослых,но более неандерталоидных признаков 8-го месяца онтогенеза - волосатости тела и всего определяющего генами, с ними коррелирующими. В сапиентной ветви эволюция шла таким образом, что позже, рожали уже не "на бегу", снова удлинился период беременности - до 9-ти месяцев, но "неандерталоидная" 8-ми месячная волосатая стадия развития стала строго натальной - илюстрацией биогенетического закона Гексли "онтогенез сокращённо повторяет филогенез"!

2) В социальном аспекте - это, ведущая роль социално-генетического сословия воинов-охотников: углубляющийся социальный полиморфизм неандерталоидов в сапиентной ветви привёл к формированию воинов-охотников-бегунов с длинными ногами, с облегчённым скелетом, холерическим и сангвиническим темпераментом, повышенной страстностью и эмоциональностью, агрессивностью, склонностью к риску, более высоким творческим интеллектом. Выделяясь вначале в молодёжные охотничьи группысочетаясь с процессами, описанными ранее, также все группы быстро обособлялись в отдельные популяции, которые снова, из поколения в поколение расслаивались на 4 социально-генетических сословия, но социальный их полиморфизм фенотипически уже был выражен мене резко.

Обособляясь как отдельная популяция, молодые охотники-воины и их подруги (С) воспроизводительно замыкались сами на себя, снова выделяя из себя в каждом поколении социально-генетические сословия правителей (А) и хранителей внегенетической информации (В) - вверх; длясь в процессе воспроизводства как воины- охотники (С) и сбрасывая вниз - в производители предметов материальной культуры более неандерталоидные морфологически и психофизиологически,социально-генетические варианты индивидов флегматиков-пикников (D).

3) Женщины, предпочитаемые мужчинами трёх высших сословий - АВС, сохраняя вспомогателные поло-ролевые функции в социуме - собирательство, поддержание огня, приготовление пищи (основы энергетической и генетической независимости), становясь всё более ювенильными и грациозными, избавляясь от тяжёлой физической работы, необходимой по технологиям производства предметов материальной культуры древнекаменного века; более неандерталоидные подруги более неандерталоидных ремесленников D - сохраняли физическую мощь, телосложение и психофизиологию более неандерталоидного типа; теряя сексуальную привлекательность для АВС-мужчин, в свою очередь сохраняя сексуальную привлекательность для D - партнёров. АВС - мужчины в свою очередь и для D- женщин - за счёт своего более высокого рангового положения в социуме, однако D- мужчины, в своих сексуальных притязаниях на АВС- женщин встречали всё больший отпор не только в силу своего более низкого рангового положения, но и из-за смены эстетических предпочтений - из-за своей большей габитуальной неандерталоидности; даже физическая мощь и высокий интеллект D-мужчин в сочетании с коротконогостью, приземестостью,волосатостью, флегматичностью,физиологической большой примитивностью, теряли в глазах АВС-женщин,сексуальную привлекательность (плебеи!). Обратные, аристократические качества АВС- мужчин в сочетании с физической крепостью, высоким ителлектом, эмоциональным богатством и творческими способностями, сангвиническим, меланхолическим и холерическим темпераментами, высоким ростом, меньшей волосатостью и высоким ранговым положением в иерархии - сексуально привлекали женщин всех 4-х социально-генетических сословий. Такого рода социально-генетико-эстетический половой естественный отбор - парадоксальное явление эволюции гоминид и эволюции организованных систем вообще, пример взаимодополнения социальной и морфологической эволюции.

4) В эволюционно-психологическом аспекте перехода "продвинутых" неандертальцев к современным расам людей важно обрисовать изменение психологического облика, конфигурации сознания и подсознания. Классический неандерталец и представители его более поздних тупиковых ветвей, "продвинутых" в сторону неандерталоидности, были очень "взрослыми", очень серьёзными, очень трудолюбивыми. Но с человеческой точки зрения хотя и разумными, но туповатыми существами, со слабыми творческими способностями, малоподвижными и нелюбознательными.

Сапиентную ветвь характеризуют такие черты, как сохранение "детской весёлости" в позднем возрасте, насмешливость и жизнерадостность, юмор, легкомыслие. И это стало социальнозначимой ценностью.

Над "занудством", "зверинной серьёзностью", флегматичностью, леностью в познавании окружающего мира (приращение информативности) - люди не зря смеются. А "плебейские" черты внешнего облика - обычно коррелирующими с плебейскими чертами этического облика, характера - кортконогостью , корткорукостью, приземестостью, низкорослостью (пикноиды!), круглолицестью (брахицефалия!) склонность к ожирению - воспринимается людьми как отталкивающий, в эстетическом и сексуальном аспекте, фактор! Вышеописанные обиходные явления человеческой жизни особенно присущие белой расе отнюдь неслучайны.

5) Легко заметить, что расы современных людей неоднородны не только по цвету кожи, особенностям психоморфологии, но и по конфигурации их сознания и подсознания, разным интеллектуальным и творческим способностям, разным этическим обликом их представителей: ярко смотрится "неукротимый характер белого человека", его агрессивность и воинственность в сочетании с сентиментальной трогательной любовью к домашним животным и, для сравнения тонкая, возвышенная философия желтокожих в сочетании со способностью наслаждаться поеданием мозга живой, дико кричащей обезьяны со вскрытым черепом, привязанной к ножкам специального столика с круглым отверстием для её головы...

Технологические достижения сделали предков людей настолько слабозависящими от факторов абиотической и биоценотической среды, что их дальнейшее внешне- морфологическое и функционально-адаптивное совершенствование стало "ненужным": формообразующий отбор шёл уже на морфофизиологические изменения в мозгу (и сопутствующие, а также коррелятивные морфофизиологические изменения: например строение черепа, гортани), будучи направленным на увеличение количества индивидов - генераторов информации.

Именно внешняя незаметность хода эволюционного процесса у современных рас и народов, составляющих человеческий вид, сложившийся около 50000 лет назад, позволяла существовать суждениям о "неизменности человеческой природы". Эти заблуждения, препятствовали объективным исследованиям в области изучения природы человека, и позволяли иметь место недавно широко распространённым взглядам о "конце" морфологической эволюции человека, о том, что развивается только общество как "социальная форма движения материи", что происходит "духовная эволюция"...

Как и у неандерталоидных предков, у социумов первобытных представителей современного человеческого вида и его разновидностей шла непрерывная конкурентная борьба между собой, причём в самой острой форме. Большое количество народов (=популяций=социумов=) погибло в ней физически, раствоорилось генетически - перестало существовать как народ. Многие народы оттеснялись сильными конкурентами в неблагоприятные не только для развития, но и для существования регионы, выталкивались на путь боле узкой адаптации, ведущей в эволюционный тупик.

Десятки тысяч лет разнонаправленного отбора и острой конкуренции не могли создать ту однородность врождённых умственных и творческих способностей людей разных рас и народов, которая декларируется гуманистами последних столетий или по незнанию, или по непризнанию науки. Частота, с которой встречаются индивиды, обладающие высоким интеллектом и, тем более, творческими способностями, различна и по сей день для разных рас и народов.

В отечественных учебниках генетики можно встретить убедительный график, нормального, распределения признаков в популяции., статистически достоверный для любых организмов, включая людей. Он представляет собой характерную Гауссову кривую. Указывается, что согласно этой кривой распределяются и умственные способности индивидов, составляющих достоверную выборку из любой человеческой популяции (народа). Следует обратить внимание,что: из гуманистических и идеологических соображений сравнительный анализ интеллектуальных показателей - в пределах разных рас и народов - НЕ ПРОВОДИТСЯ! Если же провести такой анализ, то его результаты будут, примерно, таковы, какими они представлены на рисунке.

рис.4.

02.05.2000 г. /Мельников О.А./ (начало.)

ПРОДОЛЖЕНИЕ